Финал “Укрнафты”, или Почему крупнейший нефтедобытчик страны обречен

21.02.2016 13:55
По материалам: vlasti.net
Финал “Укрнафты”, или Почему крупнейший нефтедобытчик страны обречен

В начале недели стали известны базовые финансовые достижения ПАО “Укрнафта” за 2015 год.

Крупнейшая нефтедобывающая компания страны годами не сходит с первых страниц прессы.

Интерес к себе она генерировала самостоятельно, то продав по дешевке нефть, то не уплатив ренту.

Но если раньше такая стратегия означала привычное вымывание средств из нефтедобывающего предприятия, то сейчас становится началом его конца: компания уже вошла в фазу необратимой потери активов и месторождений.

Долговая система

В начале недели стали известны базовые финансовые достижения ПАО “Укрнафта” за 2015 год. Самой интересной цифрой оказалась дебиторская задолженность компании, которая в течение 2015 года прибавила сразу 8 млрд грн.

Держателей этой суммы можно условно разделить на два лагеря.
Первые — это компании-прокладки — Claresholm Marketing Limited, ООО “Котлас”, ООО “Торговый дом “Прикарпатьенафтотрейд”, ООО “Галнафта”, ООО “Гарант-УТН” и ООО “Техтрейд групп”).

Вторые — крупные коммерческие предприятия: ПАО “Днепразот”, ПАО “Укртатнафта”, ООО “Авиас” и ПАО “Укрнефтебурение”.

Обе группы должников объединяет одно — все они наравне с самой “Укрнафтой” входят в группу “Приват” Игоря Коломойского.

Чтобы по этому поводу ни у кого не возникало сомнений, достаточно озвучить два факта.

Первый: большинство из перечисленных “прокладок” сформировали долги, не рассчитавшись за нефть и газовый конденсат, выкупленные у “Укрнафты” на Украинской межбанковской валютной бирже, к участию в торгах которой допускаются только предприятия, прошедшие селекционный отбор лично у Коломойского.

Второй: эти фирмы поручили представлять свои интересы на конкурсе УМВБ днепропетровцам Станиславу Слободскому и Юрию Рубежанскому, которые плотно интегрированы в структуру “Привата”.

Для примера: Рубежанский является основателем ООО “Днепр-консалтинг” — торгового партнера “приватовских” предприятий “Днепрнефтепродукт” и “Нефтехимик Прикарпатья”.

По данным источников ЭП, часть сформированной в 2015 году дебиторки “Укрнафта” уже признала безнадежной и перевела в резервы согласно МСФО, что является первым шагом к списанию.

Это не все хорошие новости. Скорее всего, государство попрощается с 11 млрд грн долгов по ренте, которые весь 2015 год ПАО старательно наращивало.

Повод так думать дает глава компании Марк Роллинс, недавно сообщивший, что на расчет с ГФС “согласится только после погашения “Нафтогазом Украины” разницы между рыночной и декларативной ценами на газ “Укрнафты”.

В переводе на простой язык это означает, что налоговые долги компания не погасит никогда. Слишком уж неприличная разница у оппонентов в оценке этой цифры.

По данным “Нафтогаза”, за неоплаченные 10 млрд куб м газа ПАО он готов перечислить до 4 млрд грн — исходя из тарифов НКРЭ. В “Укрнафте” же настаивают, что расчет с ней нужно проводить по коммерческой цене. Сегодня это 170 долл за тыс куб м, которые в пересчете на упомянутый объем эквивалентны 1,7 млрд долл.
Мезозойский период
В общем, ситуация вроде бы простая: “Приват” активно ведет финансовую экспансию на “Укрнафте”, называя этот процесс “компенсацией недополученного”. Но у этой формулировки явные проблемы с искренностью.

Хотя бы потому, что первые большие деньги начали вымываться из “Укрнафты” задолго до “газовой” задолженности — еще в конце 1990-х годов, когда она стала участником цепочки по торговле ферросплавами “приватовских” заводов.

С того времени ничего особо не поменялось. Сейчас у “Укрнафты” есть лицензии на торговлю зерном, табаком, кормами для животных и яйцами.
Государство и тогда и сейчас пытается блокировать эти операции при помощи суда, перманентно не брезгуя поднимать тему о перезагрузке руководства ПАО, которое традиционно относится к днепропетровскому лагерю.

Со стороны создается впечатление, будто государственные и частные акционеры десятилетиями партнерствуют на “Укрнафте” не ради прибыли, а чтобы мстить друг другу. Но даже если это и так, вендетта Игоря Коломойского явно эффективнее.

Взять хотя бы последнюю эпопею со сменой главы правления компании, на которой публично настояли в Кабмине. Под давлением этой инициативы как раз и произошло прошлогоднее назначение Роллинса.

Оно было презентовано под соусом восстановления государственного контроля над “Укрнафтой”, 50%+1 акция которой принадлежит “Нафтогазу”.

Это фикция чистой воды. В начале 2010 года на кулуарной встрече тогдашнего премьер-министра Юлии Тимошенко и Игоря Коломойского была достигнута договоренность о внесении изменений в уставные документы “Укрнафты”, которые фактически застолбили за “Приватом” должность предправления в ПАО.
“Простое большинство наблюдательного совета и ревизионной комиссии, в том числе главы этих органов, будут избираться из кандидатов, предложенных НАК “Наф­тогаз Украины”. Председатель правления и остальные члены количественного состава набсовета и ревкомиссии будут избираться из кандидатов, предложенных большинством голосов миноритарных акционеров ПАО (то есть представителями группы “Приват”. – ЭП)”, — говорится в уставе компании.
В обмен на это правило Коломойский согласился проголосовать за выплату дивидендов “Укрнафты” за предыдущие два года, на чем перед президентскими выборами-2010 так настаивала Тимошенко.

Однако это уже избыточные подробности. Соль в том, что “Приват” будет господствовать на “Укрнафте” до тех пор, пока на Грушевского, 12/2 не наберутся духу обратиться в определенную внутренними документами ПАО инстанцию — Лондонский суд международного арбитража — за отменой упомянутых изменений в устав компании.

ЗАО “Мародерство”
Если смотреть на происходящее глазами оптимиста, сейчас ситуация патовая. “Приват” забронировал за собой кресло главы “Укрнафты”, позволяющее ее администрировать. А государство заморозило в собственности контрольный пакет акций компании, без которого невозможно влиять на ее организационную структуру.

В таком режиме можно жить бесконечно долго, но терпение Коломойского явно иссякает. Например, лет десять назад он мог, как максимум, позволить себе заплатить деньгами полугосударственной “Укрнафты” тройную цену за “приватовскую” сеть АЗС Sentosa Oil. В последнее же время сделки стали еще более резонансными.

По подсчетам ЭП, начиная с 2010 года, “Укрнафта” подписала минимум три договора, которые изменили ее корпоративный уклад.

Первый контракт подразумевал продажу всех скважин “Укрнафты” на крупнейшем в стране нефтегазоконденсатном месторождении — Сахалинском. Их новым собственником стала компания “Укрнефтебурение”, контролируемая Коломойским в партнерстве с Николаем Злочевским.

Второй — договор №665/10-4, в рамках которого “Укрнафта” арендовала у “приватовского” “Днепразота” цех синтеза аммиака. Эта сделка позволила ПАО начать использование газа собственной добычи, и тем самым — обойти законодательное правило об обязательной продаже голубого топлива “Нафтогазу”.
Третий контракт самый яркий. Это договор комиссии №1221/11/2118 от 30 апреля 2015 года, на основании которого собственником доходов от продажи нефтепродуктов через автозаправочную сеть “Укрнафты” стала “приватовская” “Укртатнафта”.

Подписание этих контрактов связало нефтедобывающую компанию по рукам и ногам. Например, продажа скважин “Сахалинки” привела к тому, что теперь загрузка Качанского газоперерабатывающего завода зависит не от ее владельца — “Укрнафты”, а от “Укрнефтебурения”.

Аналогичным образом центр влияния вынесен и по упомянутой сети автозаправок.

Однако самое интересное впереди. В пылу многолетней корпоративной борьбы государственные и частные акционеры забыли о развитии главного направления предприятия — добыче углеводородов.

По данным источников ЭП, за последние пять лет компания получила аж три новые спецразрешения на добычу нефти и газа. Судя по графику истечения срока действия существующих лицензий, “Укрнафта” стоит на пороге феерического декаданса.

Горячие новости

При копировании материалов прямая открытая для поисковых систем гиперссылка на cityband.com.ua обязательна. А также